Женщина юрист или женщина психолог

Привет, Регфорум! Перед вами — не совсем юридический текст. Просто восемь коротких историй к 8 марта, от разных людей и о разных людях. Но в целом все они — об одном.

Женщина-юрист – сочетание вполне привычное. В юридических вузах не делают разницы при наборе. Но считается почему-то, что успешных женщин-юристов мало. Стереотип этот происходит, наверное, из тех времён, когда известный правовед непременно носил бородку, как у Кони, Спасовича и Плевако. «Где хоть одна женщина среди классиков?»

Развеем заблуждение! Мир с тех пор разительно изменился. Сегодня женщины — судьи Конституционного суда и председатели судов, профессора и доценты, процветающие адвокаты и руководители правовых департаментов больших корпораций – и без них нашу профессию давно уже невозможно представить. В преддверии праздника мы попросили коллег-мужчин поделиться историями о женщинах-юристах, которые показались им значимыми, впечатлили, врезались в память. Материала набралось столько, что пришлось устраивать кастинг!

Далее — от первого лица (точнее, лиц), с моей минимальной литобработкой. И, да, Она — не зря с большой буквы!

Она могла просто позвонить вниз, на пост охраны, и распорядиться: пропустите. Невелика птица – стажёр, чтобы директор правового департамента встречала его у входа. Но Она вышла – нет, выбежала, цокая каблучками по ступенькам, чтобы не заставлять меня ждать. И когда я увидел на освещённой солнцем лестничной площадке Её, то понял, что непременно хочу здесь работать. И что влюблён.

У неё трое детей и две сотни сотрудников по всей стране. Она – прекрасная женщина и невероятно эффективный руководитель правовой службы. Человек, который каждый день учится, и у которого каждый день стоит учиться: управленческим приёмам, уважению и вниманию к сотрудникам, требовательности – в сочетании с умением брать на себя ответственность. За годы нашей совместной работы было всякое – и удачи, и провалы, но Она никогда не пыталась переложить на кого-то ответственность. Держала удар, защищала своих — и спрашивала с них сама. Это, пожалуй, главное правило, которому я научился – и следую с тех пор, как сам стал руководителем.

Диссертация у меня была хорошая. А рецензент – злая. Придиралась по-чёрному. Учила азам: что делать, как писать. Как будто ей делать нечего! И на защиту не выпускала…

Прошли годы. Иногда я показываю своим студентам две диссертации – ту, что успешно защищена, и первоначальный вариант. Найдите отличия – только чур, не сильно смеяться.

Как же я Ей сейчас благодарен!

Она не видит. Вообще. Разве что, может быть, различает свет и темноту. На лекциях мы сидели рядом – и стук, с которым она набивала конспект шрифтом Брайля, в первые дни раздражал. Потом стал привычен. Вскоре Её перестали как-либо выделять: студентка как студентка. Пишет лекции, отвечает на семинарах, ходит в столовую, сдаёт сессии: когда на «отлично», а когда и на «троечки». Только дипломную работу Ей пришлось отдавать перепечатывать, чтобы мог прочитать научный руководитель.

Внешне – всё совершенно обыденно. Но если вдуматься? Не всякий зрячий способен освоить курс юриспруденции, а сделать это не видя – подвиг. Незаметный, каждодневный, совершенно удивительный подвиг!

Сейчас работает – по специальности. Помогает людям. А ещё – вселяет уверенность: она же смогла. Значит, нет в мире ничего невозможного.

У моей доброй знакомой – успешная адвокатская практика и несклоняемая фамилия. Однажды клиент, с которым они продолжительное время общались по электронной почте, пришёл к ней в офис и спросил адвоката такого-то. «Такую-то», — поправили его – «Вот она». «Не верю!» — сказал он так же громко и искренне, как говаривал, вероятно, своим актёрам Константин Сергеевич Станиславский. Очень уж не сочетались в его сознании деловая хватка хорошего адвоката и образ этой вот маленькой женщины в летнем платье.

Вечером они ужинали в ресторане, смеялись, гуляли по набережной – и совершенно не думали о юриспруденции.

С той поры прошло уже немало лет, и эти двое часто пьют вместе утренний кофе. Но прозвище «Станиславский» приклеилось к нему намертво.

Она всегда была серой мышкой: бледной, худенькой, скромно одетой. Особенно – на фоне непосредственного начальника: рослого, импозантного, громогласного, при дорогом галстуке. Тихо подносила бумажки, а когда надо – и кофе. Как-то мыла пол в офисе: было натоптано. Терпеливо, спокойно, с улыбкой.

Ушла Она тоже тихо и незаметно, после того как на вакантную вышестоящую должность начальник принял вместо неё своего человека.

Всё рассыпалось за три месяца. Блистательный шеф вылетел за профнепригодность. А Она и сейчас бледная, худенькая — вице-президент по правовым вопросам и корпоративному управлению в крупном производственном объединении.

Она вечно опаздывала. И на лекции, пока училась, и потом — на работу. Я, как начальник, даже дарил ей будильник – чтобы не просыпала. Не помогло. Зато по вечерам не мог выгнать домой. Параллельно учила английский, играла в самодеятельном театре, была волонтёром, училась на каких-то курсах – то гончарных, то делового администрирования. Вечно кипящая и бегущая.

Однажды к нам в офис приехал заграничный принц — то есть итальянский совладелец нашего бизнеса – и забрал Её на постоянную работу в представительство в Риме. Когда Она освоила итальянский – осталось загадкой. Зато теперь не опаздывает: её внутренние часы, оказывается, просто всегда шли по центральноевропейскому времени.

Я вообще-то не юрист, просто топ-менеджер, и с героиней моей истории мы давно уже не работаем в одной компании. Но каждый год я обязательно поздравляю Её с днём рождения лично, корзиной роз.

Я был тогда директором территориального филиала большой компании, а Она в этом филиале — простым юристом, одной из многих. Лицо знакомое, в коридорах здоровается – но как зовут, не помнил. Однажды я должен был подписать договор – с виду ничего особенного, да и подрядчик одобрен «сверху» — но юрист, что называется, упёрлась. Отказалась визировать. Объясняла мне, что условия для нас невыгодные, договор – очень плохой, и подписывать его нельзя. Я прочёл договор сам – ничего криминального не увидел. Головной офис давил, звонили каждые полчаса — и я поставил подпись.

Через несколько дней того человека из головного офиса, который настаивал на подписании договора, поймали на мошеннической схеме. Подрядчик оказался подставным. В свете этого, моя подпись на договоре была равнозначна как минимум увольнению, а как максимум – страшно подумать. Кинулся выяснять: где договор? И оказалось, что юрист его… «потеряла»! В системе документооборота не было скана, экземпляр контрагенту не отправляли, и о злополучной подписи никто понятия не имел. «Человек вы хороший», — объяснила Она. — «И дети у вас. Пожалела».

Ей 95 лет. Она – ветеран войны, автор множества научных работ, воспитатель нескольких поколений успешных юристов, учитель наших учителей, Юрист года и ДЕЙСТВУЮЩИЙ профессор университета! Этим всё сказано.

Арина Покровская, психолог, правозащитник :

Ко мне, как к юристу, обращается множество людей в разных ситуациях. В основном, суть консультаций сводится к прояснению вопросов: «какие у меня здесь права и как мне их реализовать». На вопрос, какие права, профессиональный юрист ответит легко. И разъяснит это в доступном виде любому клиенту. А вот как реализовать эти права…

Отстоять свое, получить желаемое, выиграть с наименьшими эмоциональными затратами – разъяснение этого вопроса требует дополнительной квалификации. И эта квалификация должна быть связана с отношениями людей, эмоциями и знанием скрытых мотивов в поведении человека. Такой квалификацией обладает психолог.

Что же получается? Хороший юрист – обязательно хороший психолог?

Юрист (а также многие иные специалисты, чья работа – общение с людьми) может обладать большим индивидуальным опытом в общении с разными людьми, в анализе разных ситуаций, и на бытовом уровне интуитивно постичь некоторые особенности поведения людей и механизмов взаимоотношений.

Однако этого не достаточно для наилучшего результата. А вот профессиональные знания психолога дают авторитетную и объективную базу, расширяют специализированную сферу знаний, а значит, и спектр работы в консультировании, предлагают проверенные методики и эффективные способы решения проблем.

Клиент, конечно, имеет возможность обратиться к двум разным специалистам: и к психологу и к юристу. Проблема в том, что, решая вопрос с виду совершенно юридический (размен квартиры в судебном порядке), клиент может до психолога и не дойти. Но долго биться с решением, не замечая, что именно мешает ему получить нужный результат. То справки собрать сложно, то родственники поссорились и не согласны с разменом, то суд новую бумажку потребовал. А тем временем уже собранные устарели… Четвертый месяц пошел, 50 000 руб. «ушли»… И клиент, получив необходимую помощь юриста, может долго ругать бюрократию и родственников, но так и не решить вопрос.

А психолог может поинтересоваться, что же больше всего мешает ему получить желаемое. Может, его неуверенность в себе провоцирует чиновников на грубость, а родственников – на неуважительное к нему отношение? Может, этот человек полагает, что ему все равно не удастся исполнить задуманное быстро и легко, ведь его с детства приучали, что все достается с трудом. И преграды будто сами вырастают на пути…

Где же оптимальное решение?

В нашей стране еще не принято сразу обращаться к психологу со всеми проблемами, которые портят нам жизнь. Бывает, что человеку финансово сложно консультироваться одновременно у психолога и юриста, или юрист дает четкие инструкции в соответствии с законом, а клиент не знает, как реализовать полученные знания в жизни…Также в моей практике встречались ситуации, когда есть вопрос или задача, а путей ее решения, ответов на этот вопрос несколько. Все ответы законны и реальны, просто они разные, а затягивать с выбором нежелательно.

Пример: У меня консультировалась молодая женщина, у которой был следующий вопрос: Она со своей семьей и братом с его семьей жила в двухкомнатной квартире. Отношения между семьей брата и ее семьей были ужасными, в обоих семьях были маленькие дети. Вопрос был в том, как разменять квартиру или разъехаться с братом. Квартира была приватизирована на нее и брата, однако каждый был против разъезда, надеясь выжить родных.

Поговорив со мной, она поняла, как это можно сделать юридически. Однако накопившиеся эмоции и обиды мешали уладить вопрос. Мы встретились для прояснения психологической части проблемы, и выяснили глубинные причины конфликта между нею и братом. Этот момент внес ясность во всю эту длящуюся ситуацию, и дело пошло на лад. Они смогли не просто разъехаться, а даже начать мирно общаться.

В приведенном примере эта женщина могла и сама выяснить, что нужно сделать для размена квартиры, пользуясь Интернетом и различными доступными правовыми ресурсами. Также она могла получить только совет юриста (за которым она вначале и обратилась). Однако, воспользовавшись психолого-юридическим консультированием, женщина получила максимальный эффект для разрешения ситуации.

То есть, если закон в данном случае работает «с трудом», если неясно, как именно его применить, если человек перед сделкой два раза паспорт потерял, если суд – это слишком долго и дорого… – Метод психолого-юридического консультирования оказывается лучшим для решения неоднозначных с правовой точки зрения проблем.

Итак, психолого-юридическое консультирование — это способ проработки проблемной ситуации как с правовой стороны так и с психологической. Вытекает он из допущения из мира психологии: о том, что любая проблема случается с нами для чего-то. —

Например (почему-то весьма распространенный случай в моей практике): шумят соседи (если каждый день и громко – поверьте, это существенно портит жизнь). Вот как их с точки зрения закона успокоить? Я Вас «обрадую» — в России – практически никак. Можно долго и нудно теребить участкового, можно вызывать наряды милиции, перед которыми знающие соседи начнут просто затихать на 5 минут, можно подать в суд и проиграть из-за отсутствия доказательств ущерба…

А можно выиграть и нудно добиваться исполнения решения суда… Не то, чтобы это совсем не работало. Можно и так, если есть время, терпение и деньги. А можно и по-другому: проработать психологическую часть со специалистом. И так далее. Зачастую за одну (!) консультацию проблема решается кардинально. То есть – совсем. А консультация длится час-полтора. Тут стоит уточнить, что для подобного быстрого эффекта нужны две вещи: — во-первых, чтобы Вы хотя бы «краем уха» допускали мысль, что что-то в Вашей жизни происходит не просто так, а со смыслом.

Ибо, если Вы всерьез считаете, — про что для Вас ситуация, и как это влияет на Вас? — что с Вами «делает» эта проблема, к чему подталкивает? — в чем Ваша цель? — что Вы уже предпринимали? — какие результаты это принесло. что Вы в Вашей жизни только зритель, и все события – это случайности чистой воды, то психолого-юридическая консультация Вам вряд ли поможет.

Эта работа предполагает осознание хотя бы некоторого влияния на свою жизнь. — во-вторых, Вы должны действительно хотеть того, зачем пришли. Потому что, если сделка, накануне которой Вы два раза паспорт потеряли, Вам совсем не по душе, а заявляете Вы мне, что хотите провернуть ее любой ценой…

Тут проявляется некоторый конфликт. Который за одну консультацию мы можем не успеть разрешить. Но можем успеть заметить и рассмотреть. Однако безвыходных ситуаций не бывает. И этот метод — психолого- юридическое консультирование – просто дополнительная возможность. А использовать ее или нет – решать Вам.

Еще один простой пример: ко мне обратилась женщина, 29 лет, мама 3-х летней дочери. Назовем ее Алисой. Алиса воспитывала дочку без мужа, проживая с матерью и бабушкой. С юридической точки зрения проблема выглядела так: районная поликлиника отказалась подписать медицинскую карту в детский сад для ее дочки. Мотивация поликлиники – девочка абсолютно не привита, не имеет реакции Манту, нет рентгена. В соответствии с российскими законами прививки (все) и противотуберкулезная помощь (реакция Манту, фтизиатр, рентген) – добровольны.

Ребенок по закону вправе посещать детский сад в соответствии с его возрастом, развитием и полученной путевкой. Несмотря на эти доводы, устно уже приводимые Алисой, переговоры с администрацией поликлиники, нарушившей закон и права ребенка, зашли в тупик. Алиса решила получить психолого-юридическую консультацию.

Итак, как юрист, я проверила все детали ситуации и письменно подтвердила для Алисы их законность со ссылками на законы РФ.

Мы с Алисой учли и вариант обращения в суд, однако ввиду его длительности (минимум три месяца), решили сначала использовать психологические ресурсы. Как психолог, я провела часовую консультацию для Алисы, где мы проясняли причины происходящего и скрытое значение ситуации.

Выяснилось, что обе сотрудницы администрации поликлиники (участковая педиатр и заведующая), отказавшие Алисе в ее законных правах, возрастом и манерой поведения похожи на мать и бабушку Алисы. В конфликтах с реальными матерью и бабушкой Алиса часто уступает, чувствует себя зависимой и «маленькой девочкой». Конфликты дома в основном происходят на почве воспитания и ухода за ребенком – дочерью Алисы.

В процессе консультации мы нашли ресурс, на который Алиса могла опираться при отстаивании своих прав в поликлинике. Им стали убеждения по вопросам здоровья ее ребенка и материнские чувства, которые помогали не «скатываться» в роль «девочки». Также мы исследовали прогноз ситуации, а именно: что будет, если девочка в сад не пойдет. В этом случае по ряду обстоятельств Алиса была бы вынуждена или работать полный рабочий день, оставив дочку матери и бабушке, или самой отказаться от долгожданного выхода на работу и сохранить иждивенческую и зависимую роль «маленькой девочки».

И первый и второй варианты не устроили Алису. Первый был связан для нее с отказом от воспитания дочери и символическим отказом от материнства. Второй вариант символически ставил ее и дочку на одинаковый детский уровень в существующей семье. Материнская роль также нивелировалась, а возможность наконец повзрослеть и построить собственную семью отдалялась на неопределенное время.

По итогам консультации Алиса решила отстаивать свои материнские права и права своей дочери, начав с поликлиники. Опираясь на найденные в ходе психологической консультации ресурсы, она смогла в следующий же визит в поликлинику добиться подписания медицинской карты для дочери. Ее дочь пошла в детский сад без дополнительных проблем, в запланированный матерью срок, а сама Алиса получила ясность в трудной ситуации и мощный опыт, доказывающий ее собственные силы и возможности.

Благодарим за сотрудничество правозащитника, юриста и психолога Арину Покровскую

Адвокат — профессия для сильных духом, смелых, предприимчивых и целеустремленных людей, требующая определенного мужества. А мужество, уже с точки зрения этимологии слова, не самое женское качество. К сожалению, в России вообще существует негласное мнение, что женский удел – это, прежде всего, семья и дети, а работа – это временное развлечение. И это не единственный стереотип, с которым я сталкивалась в своей карьере.

Сиди дома, расти детей

Когда я еще только начинала свой путь, я нередко слышала от коллег и друзей, что быть адвокатом для женщины очень сложно. Некоторые откровенно говорили: «Зачем тебе это надо? Ты же девушка, в первую очередь нужно заниматься семьей». Да, действительно, расписание адвоката может быть перегруженным. И в этом нет ничего страшного, если взамен ты получаешь удовольствие от работы, которая расширяет твои возможности и развивает способности.

Если говорить о себе, то сейчас я совмещаю работу в коллегии, подготовку молодых адвокатов, участие в телепрограммах и общественную деятельность. Занятость колоссальная. Несмотря на это, мне удается строго соблюдать баланс между работой и семьей. Как? Прежде всего, это организованность: заранее распланированный график не позволяет сделать шаг в сторону. Конечно, я немного утрирую, но в целом стараюсь придерживаться жесткого графика. Будучи хорошим адвокатом, я остаюсь хорошей мамой для уже вполне взрослой дочери – студентки, всегда нахожу время на встречи с друзьями, походы в театр, кино. Мне кажется, что любовь к работе и близким очень даже хорошо совмещается, если ты организован и заранее планируешь свой рабочий день, быт и досуг.

Слабакам тут не место

Многие не доверяют женщинам в адвокатуре. Особенно это касается молодых девушек, которые находятся только в начале карьеры. Еще на втором курсе я устроилась работать в юридическую консультацию №6 МГКА на Кузнецком мосту – той самой, из которой вышли такие известные мэтры как Генрих Падва, Александр Гофштейн, Павел Астахов и другие. В процессе работы мне шаг за шагом приходилось убеждать своих коллег, что я настоящий профессионал и мне можно доверять.

Помимо знаний, навыков и наработанного опыта, именно терпение и умение не обращать внимание на недоверие и личные обиды позволили мне дорасти до нынешних вершин в карьере. Но при таком отношении порой приходилось работать с удвоенной, а то и утроенной энергией. Ведь в начале карьеры очень важно продемонстрировать свою компетентность, на практике доказать, что у тебя есть сила воли, нацеленность на результат, выдержка, логика и хватка. К тому же вся адвокатская деятельность сопряжена с колоссальной эмоциональной нагрузкой. Поэтому женщина адвокат вынуждена добиваться успеха, выдерживая сверхнагрузки.

Эмоциональны и рациональны

Считается, что женщина руководствуются в большей степени эмоциями, а не логикой. Так сложилось, что мужчин наше общество считает существами мыслящим, а женщинам это не дано, им свойственна некая мифическая «женская логика». Но, к счастью, этот стереотип очень редко подтверждается. Но в работе адвоката нужно очень рационально распоряжаться своими эмоциями. Это относится и к работе с клиентом, и к работе с подчиненным. Во-первых, тебя на всех не хватит, во-вторых, нужно построить отношения так, чтобы тебя слышали как профессионала, а не как эмоциональную даму, которая на всех кричит, ругается, либо плачет, сопереживая клиенту. Ведь, когда вы приходите к врачу лечить больное горло, не думаю, что для вас важнее сопереживание и слезы доктора вместо назначенного лечения.

В моей профессии то же самое. Тем не менее, полагаю, что плох тот адвокат, который не испытывает волнения перед судебным процессом. При этом абсолютно неважно, первое это дело в твоей жизни или тысяча первое. Каждые новое принятое дело это маленькая жизнь, которую ты проживаешь с момента его рождения и до момента окончания судебных тяжб. Победа в делах – ни с чем несравнимое ощущение нужности своего дела. Это драйв, то, ради чего ты работаешь адвокатом.

Клиенты предпочитают мужчин

Как правило, клиенты отдают предпочтение адвокатам-мужчинам. Пока не поработают с женщиной. А некоторые и вовсе хотели бы видеть своим адвокатом именно женщину, считая, что они, обладая врожденной интуицией, более тонко чувствуют обстановку в суде. Если серьезно, то профессионализм адвоката не зависит от пола. Были случаи, когда клиенты хотели работать с мужчинами, а после опыта работы с женщинами признавали, что пол адвоката не имеет значения, если работа выполнена хорошо и в срок.

Мне приходилось вести очень много дел, связанных с определением места жительства детей. Существует давно сложившаяся практика, что дети должны жить с мамами. И лишь в крайних случаях с папами, если мама является, например, асоциальным элементом. Так вот, я для себя решила, что буду вести дела отцов — мужчин, которые так боятся обращаться за помощью к женщине-адвокату. И не поверите, через определённое время ко мне пришла известность, как к адвокату, представляющему интересы отцов в судах.

Несмотря на эти стереотипы, я даже считаю, что женщине легче достичь успеха в адвокатуре, чем мужчине. Женщины по природе более терпеливы, дипломатичны и эмоционально гибки. Они способны замечать больше деталей, лучше видят и запоминают оттенки человеческих реакций и легче налаживают эмоциональный контакт. А вообще, если говорить о профессии, то адвокаты не могут делиться на женщин и мужчин, а подразделяются только по специализации.

Источники: http://regforum.ru/posts/3023_ona_zhenschiny_yuristy_glazami_kolleg/, http://soznatelno.ru/psycho-jur-konsultacia/, http://www.forbes.ru/forbes-woman/342927-zhenskaya-logika-4-stereotipa-o-zhenshchinah-advokatah

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *