Один юрист хорошо а два лучше

Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы, президент Союза третейских судов.

Президент РФ В. Путин предложил объединить Верховный и Высший Арбитражный суды в один высший судебный орган. По мнению главы государства, действующая ныне система крайне непродуктивна. Мы полностью согласны с данным мнением и подтверждаем необходимость этой реформы конкретным делом из судебной практики.

Рассогласованность судов

Часто случается, что стороны ведут спор в судах общей юрисдикции, а потом не удовлетворенная решением сторона обращается с этим же вопросом в арбитражную систему и получает противоположное решение, или наоборот. Такими словами Президент РФ мотивировал свое предложение о реформе высших судов РФ. Подобная ситуация произошла в одном из дел о приведении в исполнение решения третейского суда о признании за обманутым дольщиком права собственности на нежилое помещение, приобретенное им по договору купли-продажи в строящемся многоквартирном доме.

Истец — физическое лицо — обратился в Арбитражный третейский суд г. Москвы с иском к ответчику — девелоперской компании — о признании за ним права собственности на нежилое помещение. Согласно инвестиционному договору истец выполнил обязательства по уплате денежных средств в счет финансирования строительства объекта в части создания спорного помещения. Однако по завершении строительства застройщик уклонялся от передачи гражданину документов на регистрацию прав на нежилое помещение, при этом ответчик получил разрешение на ввод объекта в эксплуатацию и подписал с истцом акт приема-передачи спорного помещения. Исследовав материалы дела, Арбитражный третейский суд г. Москвы удовлетворил заявленные исковые требования и своим судебным решением признал за истцом право собственности на оспариваемое нежилое помещение. На основании решения третейского суда Дорогомиловский районный суд г. Москвы выдал исполнительный лист на его принудительное исполнение.

С полученным исполнительным листом победившая в деле сторона обратилась в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве, справедливо рассчитывая оформить свои законные права на приобретенное помещение в соответствующей инстанции. Однако служба госрегистрации не выполнила свои обязанности, а обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об отмене решения Арбитражного третейского суда г. Москвы, и тот своим определением удовлетворил заявление Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве. Не согласившись с судебным актом, гражданин обратился с жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд, которая осталась без удовлетворения. И только Федеральный арбитражный суд Московского округа как суд кассационной инстанции постановил отменить определение Арбитражного суда г. Москвы и прекратить производство по делу на основании того, что по делу об исполнении решения третейского суда суд общей юрисдикции уже выдал исполнительный лист.

По сути, Федеральный арбитражный суд Московского округа выразил по данному делу (N А40-375/13-29-4) позицию, схожую со словами Президента РФ о рассогласованности судов. В частности, суд сказал: «Суд кассационной инстанции полагает, что у арбитражного суда не имелось оснований давать оценку представленным доказательствам и рассматривать настоящее дело по существу с учетом того, что на основании определения Дорогомиловского районного суда города Москвы. уже выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения Арбитражного третейского суда города Москвы о признании права собственности».

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа обозначило проблему пересечения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Известно, что арбитражные суды создавались для разрешения экономических споров. Но последние возникают не только между юридическими лицами, но и с участием физических лиц, а это подсудность районных судов. Здесь как раз нередко возникают разночтения в толковании закона арбитражными и районными судами. Судьи принимают решения исходя из своего опыта, квалификации, основываясь на практике высших судов. И получается, что практика Высшего Арбитражного Суда одна, практика Верховного Суда — другая, что, как в нашем примере, приводит судей к дезориентации, а дела — к затягиванию.

Разумное предложение

Объединение Верховного и Высшего Арбитражного Судов в один высший судебный орган и формирование единой судебной практики будут способствовать выработке единого вектора и единых принципов рассмотрения дел с участием как юридических, так и физических лиц. Тождественные судебные иски перестанут оспариваться и «кочевать» из одного суда в другой.

Кроме того, предстоящая консолидация сократит расходы на огромный аппарат Высшего Арбитражного Суда. Высвободившиеся средства можно направить на повышение качества работы первых инстанций — нижестоящих судов, непосредственно взаимодействующих с гражданами и юридическими лицами.

Однако пока непонятен механизм слияния действующих практик двух ветвей судебной системы. Здесь возможны два сценария:

  1. Все постановления и пленумы Высшего Арбитражного Суда теряют силу, соответственно, участники судебных процессов будут руководствоваться исключительно разъяснениями Верховного Суда.
  2. Постановления и пленумы Высшего Арбитражного Суда остаются в силе, и в таком случае придется вновь проходить все инстанции снизу вверх для их пересмотра в высшем судебном органе.

Президентский законопроект, который предусматривает объединение Верховного и Высшего Арбитражного судов, может быть рассмотрен парламентом в первом чтении уже 12 ноября и принят до конца текущего года. Возможно, что высшие суды рано или поздно сами разобрались бы друг с другом и четко разграничили свои полномочия, но государство опередило их, предложив объединение, что со всех сторон разумно и рационально.

Черновой вариант особенной части нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) уже готов, а работа над оставшимися частями будет завершена к концу этого месяца, объявил вчера председатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин. Он выступал на круглом столе Госдумы, посвященном новой кодификации законодательства об административных правонарушениях. Депутаты и приглашенные эксперты обсуждали уже внесенную в Госдуму общую часть КоАП и спорили, нужно ли выделять процессуальные нормы в отдельный кодекс. Прийти к единому мнению им не удалось.

Новая редакция общей части КоАП внесена депутатами в Госдуму в январе этого года. Необходимость переработки кодекса авторы объясняли тем, что с момента принятия КоАП в 2001 году в нем появилось около 3000 изменений. Многие нормы кодекса стали трудными для восприятия. Кроме того, изменения были необходимы в связи с объединением Верховного и Высшего арбитражных судов (см. здесь). Однако в марте законопроект подвергся критике Общественной и Счетной палат. Первой не понравилась возможность ликвидация юрлиц и приостановки деятельности индивидуальных предпринимателей. А в Счетной палате отметили, что без уточнения сроков принятия и концепции особенной части КоАП и вовсе нельзя принимать и общую часть кодекса (см. здесь).

«Черновая работа над особенной частью завершена», — сообщил Владимир Плигин, открывая круглый стол, организованный возглавляемым им комитетом. Само мероприятие депутат предложил называть не круглым столом, а рабочим совещанием. К концу этого месяца будет также завершена черновая работа над процедурной и процессуальной частью КоАП, отметил Владимир Плигин. Однако когда они будут внесены в Госдуму, пока не ясно.

Необходимость восстановить единство основных положений всех частей КоАП поддержала профессор Института государства и права Российской академии наук (РАН) Надежда Салищева. В нарушении этого единства, по ее мнению, во многом виновато правительство, которое не смогло предотвратить внесение множества поправок различными ведомствами. «Ведомства считают, что если принят новый закон, то обязательно должна быть административная санкция за его нарушение», — возмущалась выступавшая.

Надежда Салищева похвалила закрепление в общей части КоАП принципов административной ответственности. Однако она предложила их немного «почистить» и дополнить теми, которые есть в главе 24 действующего КоАП (об общих положениях о производстве по делам об административных правонарушениях) — в частности, о языке производства, его открытости и публичности. По мнению Надежды Салищевой, это поможет еще лучше сочетать положения общей и особенной частей.

Определение административной ответственности не надо давать в КоАП, считает Надежда Салищева. «Даже у теоретиков нету единого мнения, что это такое», — отметила она. Некоторые участники круглого стола ее поддержали. «Зачем понятие об административной ответственности в кодексе? Пусть будет в учебниках» — говорили выступавшие. С ними не согласился Анатолий Кирин, доцент кафедры административного права и процесса Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте. «Мы студентам объяснить не можем, что это такое! Нужен концептуальный ориентир», — настаивал он. «Системных работ по вопросу административной ответственности не выходит», — поддержал его Владимир Плигин.

Раскритиковала Надежда Салищева и такой вид наказания, как запрет на посещение официальных спортивных мероприятий. «Что это за “официальные” мероприятия? Это на уровне Федерации или субъектов?» — спрашивала она. Не понравился ученому также запрет на пользование услугами авиаперевозчика в качестве пассажира: «Российские компании — бог с ними. А многие иностранные компании будут возражать. Они достаточно самостоятельны, чтобы решать самим, кому запрещать садиться на самолет, а кому нет». Наконец, она предложила делить правонарушения только на грубые и малозначительные (в проекте общей части сейчас предусмотрены грубые, значительные и менее значительные в зависимости от характера и степени общественного вреда).

Своими замечаниями к общей части поделился и депутат Александр Агеев, один из соавторов внесенного законопроекта. В наказании в виде ликвидации юрлица он увидел коррупционную составляющую. Также он предложил систематизировать обстоятельства, исключающие ответственность и освобождающие от нее, и дополнить их деятельным раскаянием. «У нас КоАП носит “наказательный” характер, нужно больше вводить нормы о предупреждениях, предостережениях», — считает депутат. А процессуальную часть он предложил выделить в отдельный кодекс.

Идею создания отдельного процессуального кодекса поддержал профессор кафедры административного права и процесса Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина Сергей Старостин. Он участвовал в подготовке первой версии общей части обновленного КоАП (см. здесь).

Другие участники круглого стола были, впрочем, настроены скептически. Анатолий Кирин считает создание отдельного кодекса «преждевременным»: «Проблема в одном — множество субъектов административной юрисдикции, квазисудебных органов. Пока мы не сократим их количество, отдельный кодекс не поможет». Его поддержала юрист Марина Студеникина. «Процессуальные и материальные нормы очень трудно разорвать», — говорила она. «Наша задача в том, чтобы процессуальных норм было достаточно. Это не зависит от того, есть ли отдельный кодекс или нет», — уверена она.

О необходимости получения второго высшего образования юристами

Слова «учиться, учиться и еще раз учиться…» актуальны как никогда. И ныне сложно кого-либо удивить тем, что ты имеешь два высших образования! Юристы же — представители одной из немногих профессий, в которых главное — личностные качества, и потому среди них немало тех, кто имеет не одно высшее образование. Тем не менее два высших образования стоит отличать от двух полученных дипломов, ведь в профессиональной деятельности юриста важно не то, сколько пар на университетской скамье ты отсидел, а что и насколько хорошо ты знаешь.

Впрочем, не все юристы считают, что им надо обязательно знать что-либо кроме права. Насколько актуален вопрос о получении второго высшего образования, мы решили узнать у самих юристов.

Сколько и зачем?

Как показывает практика, чтобы быть хорошим юристом, по большому счету, второго образования не требуется, но это при условии, что вы не хотите быть асом в определенном узком спектре юридических вопросов, связанных, например, с юридическим обеспечением металлургического предприятия. Но и здесь возможны исключения — можно заниматься самообразованием в данной сфере и не получать очередную «корочку».

Об этом говорит, в частности, партнер компании «Правовой Альянс» Юрий Шаратов, отмечая, что учиться для того, чтобы коллекционировать дипломы, не стоит, но если рассматривать второе высшее образование как дополнительную возможность реализации в своей профессии, — то оно обязательно. При этом отметим, что Юрий Шаратов, кроме того, что получил диплом юриста, также окончил экономический факультет Таврического национального университета им. В. Вернадского (г. Симферополь) и получил квалификацию экономиста по специальности «Финансы».

Назар Чернявский, юрист юридической фирмы «Саенко Харенко», имеет de facto три образования: специальность переводчика, специальность юриста, полученные одновременно в Институте международных отношений, а также на его счету — магистерская программа по праву в Лондонском университете. При этом он отмечает, что получать второе образование следует, только если это вызвано спецификой работы и нехваткой специальных знаний, но причины такого вывода несколько иные и связаны с ограниченностью свободного времени работающих юристов. Но при этом с уверенностью можно говорить, что дополнительное образование всегда будет расцениваться как преимущество любого специалиста, будь то самообразование или еще один диплом о высшем образовании.

И г-н Шаратов, и г-н Чернявский отмечают, что второе высшее образование, полученное ими, способствует их профессиональной деятельности. Так, Юрий Шаратов отмечает, что ему второе (экономическое) образование помогает глубже разобраться в вопросах, связанных с его специализацией — финансовое право, поскольку для применения, например, норм налогового права необходимо, прежде всего, понимание сути экономических отношений, которые эти нормы призваны регулировать. А Назар Чернявский указывает, что, как показывает практика, юрист, не имеющий специальной языковой подготовки, крайне редко способен составить на английском языке юридический документ, качество которого отвечало бы стандартам ведущих юридических фирм Запада. А поскольку рабочим языком для более чем 90 % клиентов ЮФ «Саенко Харенко» является английский и все они желают увидеть качественный продукт, который они привыкли получать в Лондоне или Нью-Йорке, от каждого юриста фирмы требуется владение не «разговорным», а настоящим юридическим английским.

При этом г-н Чернявский отмечает, что работа с самыми разными механизмами международного финансирования поневоле вызывает желание еще глубже изучить их экономическую сторону. Кроме лучшего понимания клиентов, такие знания со временем могут начать приносить и материальный доход. То есть рассматривается возможность получения и четвертого высшего…

Следовательно, можно с уверенностью сказать, что лишнего образования для современного человека, а тем более для юриста, быть не может, главное, чтобы потраченные на его получение материальные и нематериальные (а таких больше) средства окупились в дальнейшем.

Чтобы не прогадать…

Как сообщил нам Юрий Шаратов, другой партнер компании «Правовой Альянс» Анатолий Меньшиков, кроме юридического образования, имеет степень магистра государственного управления. Это тот случай, когда второе высшее образование не связано со специализацией юриста, однако углубленные знания в сфере управления одного из партнеров существенно помогают в организации работы компании.

Также существует множество примеров из жизни, когда юристом было получено образование, например, геолога или инженера, но эти знания никогда ему как юристу нужны не были. Получение подобного образования представляется всего лишь пустой тратой времени. Итак, если юристу все-таки хочется прослушать курс на еще одном факультете, как его выбрать?

Назар Чернявский отмечает, что чаще всего необходимость получения второго образования возникает у юристов, работа которых требует постоянного применения специальных знаний. Примером может служить работа юридических департаментов операторов связи, банков, страховых компаний, компаний в сфере шоу-бизнеса. Во всех этих отраслях задачи юристов относительно однообразны, но их выполнение требует хорошего понимания процессов, вокруг которых строится вся работа. По этой же причине в иностранных юридических фирмах создаются отдельные департаменты, в которых юристы не только специализируются в определенной отрасли права, но и хорошо разбираются в особенностях связанной сферы бизнеса.

В некоторых западных университетах наличие специального образования выдвигается как одно из требований к желающим получить диплом в сфере права интеллектуальной собственности или информационных технологий. Такие, казалось бы, чрезмерные требования объясняются тем, что без понимания особенностей объекта прав почти невозможно правильно квалифицировать этот объект и разработать оптимальные механизмы защиты прав на него.

Юрий Шаратов также считает, что второе высшее образование должно определяться исключительно той узкой правовой специализацией, которую выбирает себе юрист. «Так, для юристов, выбравших своей специализацией право, регулирующее защиту интеллектуальной собственности, а также отношения, возникающие в области телекоммуникаций, Интернета и т.п., не лишним будет и наличие второго технического образования, которое позволило бы лучше разобраться в сути таких правоотношений. С развитием частной медицины, а особенно в свете все большего распространения добровольного и возможного введения обязательного медицинского страхования, будут востребованы юристы, имеющие медицинское образование. Правда, скорее всего, для них вторым образованием будет именно юридическое», — считает г-н Шаратов.

«Солнце уходит на Запад…»

Наверное, многим представляется, что второе высшее образование изначально подразумевает сферу знаний, частично совместимую или абсолютно противоположную юриспруденции. Но именно среди украинских юристов часто можно встретить таких, которые, кроме юридического образования, полученного в стенах отечественных альма матер, получают еще одно высшее юридическое (как правило, узкоспециализированное) образование в университетах Запада.

Например, юрист юридической фирмы «Магистр и Партнеры» Екатерина Кокот, получила степень LLM в Utrecht University по программе «Европейское Частное Право». Она считает, что главное отличие западного образования от украинского — это практическая направленность обучения: в западном вузе много времени уделяется анализу кейсов, как реальных, так и созданных специально для изучения определенной юридической темы, а также проводятся учебные судебные процессы. По моему мнению, такая форма обучения намного эффективнее, чем простое заучивание материала по учебникам.

Кроме того, по словам г-жи Кокот, в том же Utrecht University многие преподаватели одновременно являются партнерами ведущих юридических фирм мира со значительным стажем юридической практики, и поэтому трудно переоценить тот опыт и знания, которые они передают студентам в процессе учебы. Далее, в западном университете поощряются дискуссии студентов с преподавателем и между собой. Бесспорно, когда студент является активным участником процесса обучения, а не просто пассивным слушателем, информация запоминается намного лучше. Отмечу, что для украинских вузов подобные явления тоже характерны, но тотального восприятия данной системы обучения и подбора преподавательских кадров пока не наблюдается.

Одной из наиболее важных причин, по которой многие юристы получают второе образование по праву за границей, является то, что отечественный рынок юридических услуг активно развивается и «медленно, но уверенно» выходит на международный уровень, и у наших правоведов появляются иностранные клиенты. А чтобы с юристом сотрудничали, его мнение ценили, юрист должен предоставить диплом не просто юридического факультета какого-либо учебного заведения, но, желательно, вуза с мировым именем. Ну и, конечно, дополнительное образование такого плана помогает в практической деятельности.

Источники: http://wiselawyer.ru/poleznoe/65623-suda-khorosho-odin-luchshe, http://xn--73-6kci4ddh.xn--p1ai/news/odin-kodeks-horosho-a-dva-luchshe/, http://pravo.ua/article.php?id=10005570

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *